Знак единства

Во время празднования 1155-й годовщины зарождения российской государственности и 155-летия открытия памятника «Тысячелетие России» в 2017 г. Президент России Владимир Путин заявил: «Этот юбилей знаменует важный этап российской истории – именно тогда, в далеком 862 году, наши предки избрали путь построения сильного государства – на основе единения и согласия». Российский лидер отметил также символичность того, что празднование проходит на Новгородской земле, где 155 лет назад в знак признания заслуг Великого Новгорода в судьбе государства был воздвигнут памятник «Тысячелетие России». «Наша общая задача – свято чтить достояние многих поколений предшественников», – подчеркнул Президент.


Так вот, напомню отдельным представителям «сибирско-татарской общественности», впавшим в националистическую истерику по поводу моего решения установить в парке под Тобольском Поклонный крест Ермаковым дружинникам от благодарной России: на памятнике, о котором сказал Владимир Владимирович, увековечены 129 исторических личностей, преумноживших мощь и славу государства Российского: князья, императоры, полководцы, великие поэты, композиторы. Среди них и казачий атаман Ермак, которого народ воспел в преданиях и легендах, также являющимися памятниками – нематериальной культуры, то есть нематериальным культурным наследием Российской Федерации. С ним как прикажете поступить? Как прикажете поступить с другими памятниками Ермаку, в том числе, в Тобольске?


Ну, как… За примерами далеко, по историческим меркам, ходить не надо. Во время Великой Отечественной войны немцы, оккупировавшие Великий Новгород в 1941 году, разобрали памятник «Тысячелетие России» на части и пытались вывезти, но не сумели. После снятия оккупации в 1944 году памятник восстановили. В 1995 году он был заново отреставрирован. Вот потому-то, на мой взгляд, всякий, призывающий к уничтожению имеющихся памятников Ермаку – вандал, превосходящий в мерзости немецко-фашистских захватчиков (те только разобрали и хотели украсть). Потому-то любое продолжение вакханалии вокруг Поклонного Креста следует считать покушением на основы Государства Российского. Тем более что в некоторых комментариях моих оппонентов, сделанных, скажем так, в полемическом запале, содержится (в той или иной редакции) вполне неконституционная фраза: «Сибирские татары – хозяева Сибирской земли». То есть, фактически, лозунг, содержащий лингвистические и психологические признаки пропаганды исключительности, превосходства человека по признаку его национальной принадлежности (сибирские татары) и неполноценности человека по признаку его национальной принадлежности. Иными словами, российские граждане – русские, ханты, манси, белорусы, украинцы, ненцы и люди других национальностей, населяющих Тюменскую область, по сути, объявлены «унтерменшами».


Так кому принадлежит земля Российской Федерации, чьей неотъемлемой частью является Сибирь? Сибирским татарам? Напомню, что под «правом собственности на землю» понимается право, включающее в себя три правомочия – владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами (п. 2 ст. 36 Конституции РФ); нормативное регулирование правоотношений в области земельного права осуществляется гражданским и земельным законодательством, и нигде, ни в одном законе – местном или федеральном – не говорится, что такая-то земля принадлежит, к примеру, сибирскому татарину. Ну, тогда это прямое покушение на Основной Закон: «Действия <…> направленные на отчуждение части территории РФ, а также призывы к таким действиям не допускаются». Про сепаратизм что-нибудь слышали? Вот он, во всей красе, в заявлениях некоторых моих татарских братьев и сестер по единому многонациональному государству под названием Российская Федерация.


Между прочим, если уж мне приводили в пример Омск, где якобы татарская общественность взбунтовалась по поводу установки памятника Ермаку (скорее, бюсту), то, во-первых, два-три человека – это еще не общественность, а никаких массовых выступлений там не просматривалось, ну а, во-вторых, памятник сей благополучно стоит, а шумиха вокруг него утихла, в том числе, и потому, что представители Роскомнадзора усмотрели в распространении мнения сибирских татар по поводу Ермака признаки экстремизма. Думается, имеются они и в нынешней истории. Не случайно же, наиболее активная противница Поклонного Креста – глава РТОО «Наследие» Луиза Шамсутдинова приглашала на свои мероприятия в Тюмень «бабушку татарского сепаратизма» Фаузию Байрамову из Казани, дважды осуждённую по ст. 282. ч. 1 УК РФ (разжигание межнациональной розни), и назвавшую в своё время войну гитлеровской Германией против Советского Союза «освободительной миссией германского национал-социализма». Вот что, к примеру, провозгласила Фаузия ханым: «Татарские легионеры остаются верными данной клятве и с оружием в руках борются за освобождение своей родины от врага. Настолько велико было стремление татарских мужей к свободе, к восстановлению утраченной независимости, что они ринулись с помощью Гитлера рвать оковы 400-летнего рабства. Все они пали смертью храбрых за независимость Идель-Урала. Все они прекрасно понимали, что им больше никогда не представится такая возможность, поэтому старались воспользоваться этим последним шансом. Разве можно винить их за это?»1 Как правило, в гости приглашают и принимают с почётом исключительно единомышленников… Там ведь, в Казани, «национальная общественность», «истинные хозяева земли» тоже начинали с требования снести Храм-памятник воинам, павшим при взятии Казани в 1552 г. (Храм-памятник в честь Нерукотворенного Образа Спасителя), а потом перешли на призывы выбрасывать георгиевскую ленточку как «православную тряпку», не возлагать цветы к памятникам советским воинам и Вечному огню, потому что это «идолопоклонство», а Адольф Гитлер стал интерпретироваться как «покровитель ислама», разрешавший молиться мусульманам-военнопленным. С начала 1990-х годов бывшая выпускница театрального училища Байрамова, бесконечно почитаемая ярой противницей Поклонного Креста Луизой Шамсутдиновой, призывает к освобождению от «российского имперского гнета» и борьбе за полную независимость Татарии. Слава Богу, в Татарстане разумных людей пока больше. Надеюсь, в Сибири тоже. Но сегодня, если мы сдадимся, откажемся от Поклонного Креста, то завтра мы услышим требования о сносе имеющихся памятников, а затем, глядишь, зазвучат речи о создании некой независимой «Сибирской Татарии». Не случайно же г-жа Шамсутдинова и ей подобные имеют таких наставниц. Или 90-е возвращаются? Так нет, вот и Конституцию новую приняли…


Мне думается, что весь смысл истерики, организованной и режиссируемой отдельными представителями «сибирско-татарской общественности», заключается вовсе не в том, что Поклонный Крест дружинникам Ермака оскорбляет их национальные чувства. А вот, к примеру, мои национальные чувства оскорбляет компания по выливанию помоев на наших предков, «передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства», как говорится в новой Конституции. Мои национальные чувства оскорбляет тот факт, что г-жа Шамсутдинова «добилась», чтобы в её родном селе одна из улиц была названа именем Кучума, грабившему русские земли, расположенные западнее Сибири, убивая местных жителей, угоняя их в рабство. Да и в самой Сибири немало местного народу от него пострадало… Двойные стандарты, не находите? – «Что позволено для Кучума, не позволено для Ермака…» Тем не менее, ко всем попыткам возвеличивания бухарского хана представители нетатарской общественности относятся терпимо, не устраивая информационные атаки на веками сложившийся в Сибири многонациональный мир.


Сегодня мы (во всяком случае, ваш покорный слуга) наблюдаем явные признаки русофобской, антиправославной кампании, которая, как минимум, на руку «пятой колонне», питающейся забугорным «вспомоществованием». Ну так хотя бы грамоте обучались… Вот та же активистка, о которой здесь уже было сказано, то Тютчеву слова советского поэта припишет, то заявит во всеуслышание: «Поклонный крест – это культовое сооружение, он должен стоять на могилах и в церквях». На могилах, мадам, стоят могильные кресты, в церквах Поклонные тоже не ставят. Поклонные Кресты всегда воспринимались как знак Божиего присутствия здесь, в данной местности, как напоминание о православной вере. Вы это хотите мне запретить? У таких Крестов собирались местные жители и молились Богу, такие Кресты напоминали о Боге путникам. Потому и тот Крест, что планируется к установе под Тобольском, это ещё и памятник всем русским первопроходцам. Окончание похода дружины Ермака в 1558 году стало началом русского освоения Сибири. Оно вошло в мировую историю как эпоха русских географических открытий, послужившая основой и нынешнего Российского государства.


Сей Крест – это ещё и зримое воплощение молитвы к Господу об избавлении от всякого зла. В том числе, от межнациональной розни, от посягательств на целостность единого многонационального государства – Российскую Федерацию.


Межнациональную рознь разжигает не Елфимов – за всю свою жизнь я не сказал ни одного неуважительного слова ни в отношении татар, ни в отношении какой-либо другой национальности. Чтобы убедиться в этом, загляните в любую из книг фонда «Возрождение Тобольска», перечитайте все мои статьи и выступления, всегда выкладываемые мной в открытый доступ. Перечитайте (или хотя бы просмотрите) все книги альманаха «Тобольск и вся Сибирь», где о выдающейся роли татар и других сибирских народов в приращении мощи Государства Российского говорится буквально в каждом разделе, где немало почтительных страниц посвящено памятникам татарской культуры, где без какого-либо уничижающего смысла рассказывается о якутах и ненцах, манси и хантах, эвенах и эвенках (тома «Якутск», «Югра», «Лукоморье», «Камчатка», «Обь» и др.). А знаете ли вы, что в готовящемся к изданию томе альманаха, названном нами «Тюмень – столица деревень», значительное место печатной площади отводится истории татарских селений? Что каждый из 12-ти томов нашей серии «Сибиряки и Победа» буквально дышит межнациональным единством, ставшим залогом разгрома немецко-фашистских орд…


«Олом, барасынмы кая?


Кирˈакми, ярабби», –


Вздыхает бабушка моя –


Татарская аби.


Со мной повсюду, аби-кай,


Твой голос на земле.


Щедра душой ты, как Тукай,


Мудра, как Шурале… –


и многие другие строки татарских поэтов живут в нашей антологии «Слово о Матери»…


Таким примерам – несть числа…


Добавлю также, что парк «Ермаково поле» сегодня (по крайней мере, до эпидемии), пожалуй, является одним из лидеров по количеству татарских свадеб, проведенных в общественных местах


Причем, уж извините за напоминание, вот этот некогда запомоенный, захламленный, фактически уничтоженный вандалами «уголок природы», стал тем, чем он сейчас является по наполнению – уникальным ботаническим, историко-ландшафтным заповедником – трудами, деньгами, потраченным личным временем за прошедшие 26 лет Вашего покорного слуги, но всем и всегда говорю: «Добро пожаловать!» Стало быть, с добром.


Рәхим итегез, кадерле абый-апалар!


Межнациональную рознь разжигает организованная истерика, направленная против исторически и политически сложившейся Российской государственности. Никаких фактов, свидетельствующих о том, что дружина Ермака была «криминальной шайкой бандитов», у вас нет. После похода Ермака, что главное, прекратились насильственные разбои и набеги кучумовцев, причем не только на русские земли на Урале, но и на малые сибирские народы. Установилась российская государственная власть. Вот хотя бы поэтому, слова о том, что Ермак бесчинствовал, был уголовником – являются, мягко говоря, вредными и опасным для государства, тем более что их нельзя подтвердить ничем, кроме чьих-то литературных и псевдоисторических фантазий. Сегодня Ермака распнут, а завтра Суворова и Жукова, ибо аппетит разгуляется во время «еды». Впрочем, это уже происходит…


Но я знаю одно: 6 декабря 1582 г. царь Иван Грозный даровал дружине Ермака наименование «Царская служивая рать». К слову, это был тот самый царь, чья мать, Елена Глинская, происходила от татарского рода, одним из зачинателей которого был полководец Мамай… Эта дата совпадала с днем наиболее высокочтимого православной церковью Святого Николая, покровителя русского воинства. В 1882 г. Россия праздновала 300-летие принятия Сибири в русское подданство. Официальные торжества были отмечены молебнами, собраниями городских дум, лекциями, благотворительными акциями и выражением верноподданнических чувств. Вы, господа-сепаратисты, «хозяева земли Сибирской», желаете пересмотреть и это? А может, всё дело в «минах», заложенных под российскую государственность, о которых говорил наш Президент? А что, в первом издании БСЭ (1926–1947) глава исторической советской школы академик М. Нечкина (кстати, окончила Казанский университет в 1921 г.) написала специальную статью, в которой разоблачила колонизаторскую политику царизма, захватнический, грабительский характер завоевания Сибири, у истоков которого стоял разбойник Ермак. Оттуда, что ли, ветер дует?


Но особенно растрогал меня следующий комментарий: «Я бы еще понял, если бы одновременно поставили памятник двум сторонам – Ермаку и хану Кучуму. А возвеличивать только русскую сторону и класть в основу политики только односторонний подход – это не та линия, которая должна развиваться в федеративной стране».


А что, памятник Кучуму Елфимов или может казаки должны установить? Как «борцу с колонизаторской политикой царизма»? Сибирско-татарский хан Мамет объединил улусы по Нижнему Тоболу и Среднему Иртышу и образовал Сибирское ханство со столицей в поселении Сибирь (Кашлык). В 1563 г. Сибирское ханство завоевал узбекский хан Кучум, опиравшийся на помощь своего родственника, бухарского правителя Абдуллы-хана II, который в захвате Сибири видел свои экономические и политические интересы… Напомню также, что после взятие города Кашлыка, Кучум убил татарского хана Едигера вместе с братом. Лишь племяннику Едигера, Сейдяку, он сохранил жизнь, заковав в цепи и отправив в Бухару в качестве подарка Абдулле-хану. А потом огнем и ятаганом подавлял многочисленные мятежи местного населения, включая татар…


За это, что ли, Елфимов должен установить памятник и Кучуму? Ну так и ставьте, или хотя бы инициативу проявите, а меня увольте – я глубоко уважаю сибирских татар. Тем паче, Кучум сам, как сказано уже, был не местным (факт едва ли оспоримый), он был пришельцем, который установил для местных жителей, в т. ч. для татар, жесточайшие налоги и забирал девушек в гарем, а юношей в армию. Да, русские тоже установили дань – что по меркам того времени было нормально, – но в десять раз меньше. Кроме того, русские были веротерпимы и не мешали местным верить в своих богов.


Русские не собирались порабощать и истреблять сибирских аборигенов, они даже оказывались в лучшем положении, чем русские, потому что до конца XIX века их, например, не призывали в армию. Руководство страны с самого начала рассматривало сибирские этносы как необходимый элемент освоения Сибири, потому что понимало, что освоить только силами русских такую территорию невозможно. При этом следует помнить, что будущее Сибири, стало быть, и нынешней России, было предопределено походом Ермака и его дружинников. Иначе бы просто не было всех последующих этапов великого освоения Сибири, осуществленного русскими, татарами, ханты, манси, белорусами, якутами, украинцами, бурятами, и другими народами, чьею судьбой и родиной она стала, не важно, когда…


Но данный текст – не продолжение какого-то спора на тему, кто бандит, а кто герой, «кто более истории-матери ценен» – Ермак или Кучум, хотя всегда останусь при своих убеждениях, основанных на серьёзных исторических и документальных исследованиях, а также – по праву родства.


В то же время, не могу не привести ещё одно свидетельство того, что противники Поклонного Креста вовсе не о «национальных чувствах» татар сибирских пекутся… То моё обращение, которое выборочно цитируется «активистами», было посвящено планам по установлению памятника служивому татарину и служивому казаку, бок о бок создавшими и охранявшими российскую государственность в Сибири, и завершалось оно следующим образом: «Давно минули все времена войн и расколов – мы живём рядом, мы живём вместе. Христиане и мусульмане – это те, кто, прежде всего, умеет прощать и не вспоминать обиды».


«Активисты» – противники Поклонного Креста – напрочь проигнорировали эти слова. Так кто у нас разжигает межнациональную рознь? Лучше бы г-же Шамсутдиновой иже с ней направить свою энергию на помощь фонду «Возрождение Тобольска» в деле увековечивания памяти о выдающихся «йомышлы», о родоначальнике фамилии Кульмаметевых – Кульмамете Якшигилдееве, верой и правдой служившего Российскому государству (а не сносить заборы кладбищ, как в Преображенке)… Увы, не его потомков приводит на свои мероприятия г-жа Шамсутдинова, а потомка (по её версии) Кучума, и всё ту же воинствующую националистку Байрамову, чьи выступления, как установлено судом, «провоцируют возбуждение межнациональной вражды и нетерпимости».


Организация Шамсутдиновой, кажется, «Наследие» называется, так вот хорошо бы наследовать память о своих замечательных предках, а не пытаться внести раскол в русско-татарскую дружбу. К слову, такой же, как предполагаемый в Тобольске, по значению Крест шесть лет назад появился на окраине села Новопичугово Новосибирской области на месте окончательного разгрома Кучума служилыми казаками и татарами под предводительством воеводы Андрея Воейкова (высотой в три с половиной человеческих роста плюс стела, оградка и прочий обязательный набор мемориальных элементов). И, кстати, сей комплекс сделан на деньги из областного бюджета (около 3,2 млн руб.). Сейчас же речь идёт о Поклонном Кресте, чьё изготовление и установка – не только стали возможными по инициативе самих сибиряков, но ещё и производится (надеюсь, будет произведено) исключительно на добровольные пожертвования граждан Российской Федерации.


Надеюсь, что здравый смысл возьмёт верх и Поклонный Крест будет установлен в парке «Ермаково Поле». Как залог многонациональной дружбы. Как знак нашего – народов России – единства.



Аркадий Елфимов

Председатель президиума, основатель общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска»

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter