Абсолютный Путин

Заинтриговавший всех законопроект о конституционной реформе внесен в Государственную Думу. По традиции, небольшой экспресс-комментарий:

  • Закон расширяет и так огромные полномочия президента России. Отныне никаких берегов у власти президента больше нет. Куда ни глянь, куда ни плыви – всюду президентская власть.
  • Президент получает право абсолютного вето на законопроекты. По действующей Конституции, вето президента носит отлагательный характер – его можно преодолеть двумя третями голосов в Государственной Думе и Совете Федерации. Никто в годы правления Путина, понятное дело, не решался на такую наглость. Согласно поправкам, в случае, если вето преодолено двумя третями в обеих палатах Федерального собрания, президент может обратиться в Конституционный суд. И в случае признания законопроекта неконституционным – просто вернуть его в парламент, не подписывая. Это и есть абсолютное вето – если президент не согласен, закон попросту не вступит в силу. В наши дни абсолютное вето сохраняется как рудимент только в Британии. Вето Елизаветы Второй непреодолимо. Правда, короли не пользовались им со времен последней представительницы династии Стюартов, королевы Анны (годы правления 1702-1714). Просвещенный читатель скажет, что применение абсолютного вето зависит от Конституционного суда. Что ж, читай пункт 6, просвещенный читатель.
  • Право абсолютного вето президент получает и на федеральные конституционные законы. Ранее у него на них и отлагательного вето не было – был обязан подписывать.
  • Широко разрекламированное расширение полномочий правительства на деле обернулось расширением полномочий президента. В самом деле, президент назначает председателя правительства, потом его утверждает Дума. Если она не утвердит его трижды – следует роспуск. Это так и по нынешней Конституции. Председатель правительства имеет право предложить Думе кандидатуре министров несиловой части правительства. После их утверждения президент обязан назначить новых министров. Казалось бы, вот оно – парламентское правительство. Но нет. Президент имеет право уволить любого министра. Главный подвох – он имеет право уволить председателя правительства в личном качестве. То есть председатель правительства уходит, но правительство остаётся. Это означает не увеличение, а тотальное уменьшение полномочий главы правительства. Теперь он всего лишь «паж для порки», которого можно уволить в любой момент. Его преемник даже формально не сможет заменить других членов правительства – ведь право увольнения у президента. Короче говоря, говорили об увеличении полномочий председателя правительства – на деле о него вытерли ноги.
  • Силовой блок правительства назначается президентом после «консультаций» с Советом Федерации. По данной процедуре сейчас назначаются послы. Понятное дело, что никакого влияния на силовой блок Совет Федерации не получает. Так, жест вежливости. Здесь нет ни усиления парламента, ни ослабления президента.
  • Формально расширяются полномочия Конституционного суда. Теперь он может признавать неконституционными федеральные законы и федеральные конституционные законы, а также решения международных органов, принятых в соответствии с международными договорами России. Однако взамен президент попросил всего только право смещать судей Конституционного (как и Верховного) судов. Даже хлипкая независимость КС полностью отменяется. Больше того, поправка к Конституции предполагает, что судей КС будет 11. Сейчас их 19. Это значит, что после вступления в силу новой поправки как минимум 8 судьям будет указано направление для нормативно-правового путешествия. Я, впрочем, верю в гуманность власти и думаю, что перетрясут весь Конституционный суд в целом. То есть переназначению подвергнут всех судей. И боюсь, вовсе не на пожизненный срок. Иначе говоря, признавать неконституционными законы и договоры будет подчиненные президента.
  • Расширяются и так значительные полномочия президента по назначению прокуроров.
  • Формируется Государственный совет. Но его полномочия предельно невнятно сформулированы. Нельзя даже сказать, кто в него входит (сейчас – президент, губернаторы, председатели палат Федерального собрания и руководители фракций в Государственной Думе).
  • Занимать государственные должности нельзя будет лицам с иностранным гражданством или видом на жительство. Это означает конституирование легкого компромата на всю политверхушку, кроме разве что силовиков. Иностранные государства вряд ли будут давать справки, кто их гражданин, а кто нет. Значит, получить информацию смогут разве что спецслужбы. От которых будет зависеть – дать ход «бумаге» на конкретного чиновника, или «погодить».
  • Члены Совета Федерации, назначаемые президентом, названы «сенаторами Российской Федерации». Пустячок, а приятно. Лично я всегда выступал за то, чтобы именовать их боярами. Кому нужны сенаторы в отсутствии сената и почему чести именоваться сенаторами не заслужили прочие «члены СовФеда», мудрый субъект законодательной инициативы не объясняет.

 

Подведём предварительный итог. Поправки в Конституцию резко усиливают суперпрезидентскую модель власти в российском государстве. Такого объема власти нет ни у одного современного президента, ни в одной известной Конституции. Подобная концентрация власти в одних руках немыслима для демократического государства.

Речь не идет о создании механизма по передаче власти преемнику. Никаким преемником тут не пахнет. Никаких мудрых старцев, управляющих страной из-за кулис. Никаких Дэн Сяопинов и Ли Куан Ю. «Вся власть президенту», написано на знаменах конституционной реформы. «А та власть которая не президенту, та тоже президенту».

Есть стремление стянуть всю власть к президенту, поставить в тотальную зависимость от него как исполнительную, так и судебную власть. Причины такого самоокапывания и гиперконцентрации власти в одних руках неясны. Это напоминает позднего Горбачева, который с каждым годом своего правления получал все больше и больше власти.

Такой объем полномочий будет поистине страшно передавать кому-либо. Власть президента слишком велика, а любые, самые слабые противовесы ей устранены. Если речь всё же идет о передачи должности преемнику, то страшно представить, кому уйдет столь колоссальный объем полномочий. Впрочем, просвещённый читатель легко представит себе этого скромного пехотинца.

В завершение. Если президент Путин говорил искренне, и он действительно хочет дать больше ответственности и полномочий парламенту и Правительству, как он сказал в послании Федеральному собранию, то концепцию и содержание внесенного в Думу законопроекта надо полностью пересматривать. Если, конечно, руководству России еще дорога репутация государства с современной демократической правовой системой и разделением властей.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter